December 11th, 2005

(no subject)

Позвонил бы тебе,
Только что же сказать?
Что пока в животе
Мне себя не собрать,

Что порой крутит так,
Будто зубчатый вал
Мне кишки, как канат,
На себя намотал.

И не в силах моих
И не в чьих - не проси
То, что сбилось поддых,
Разорвать, развести.

Не взываю к богам,
На судьбу не ропщу.
Потому что и сам
Я себя отпущу.

Словно шар понесусь
В бесконечную синь
И уже не вернусь,
Не зовите. Аминь.

(no subject)

Ты понимаешь, что меня тревожит?
Не мой покой, нарушенный тобой,
Не страх, что наша сдержнность не сможет,
Не разливаться бурною рекой.

И не пугает будущая встреча,
Маячащая островом вдали,
Так от чего же так скрежещет печень,
Как скрученный шпангоут на мели.

И чем я больше думаю об этом,
И чем сильней накал от этих дум,
Тем в тёмном трюме ярче лучик света
И тем понятней, чем наполнен трюм.

Везу тебе, забитый до гортани,
В измученной и ноющей груди
Не золото, не пряности, не ткани,
А лучший груз нетронутой любви.

И что меня тревожит? Это жадность.
Мне жаль сего бесценного добра.
Хотя моё призванье - каботажность,
А родина - прибрежные моря.

Не я в поту долбил базальт Вселенной,
И звёзды эти тоже не мои,
Взойди на борт всем трепетом душевным
И столько, сколько сможешь, забери.