Eugene (Hanan) Krasnoshtein (3_14pi) wrote,
Eugene (Hanan) Krasnoshtein
3_14pi

Решение проблемы психологического контакта и присутствия при удалённой психологической работе 2

Подлинность и интегративный подход
Интегративный подход базируется на представлении о психике человека, как о чрезвычайно сложной, открытой, многоуровневой, самоорганизующейся системе, состоящей из бесконечного множества частей, объединённых в одно целое. Личность является формой проявления психического, средой сознания и имеет фрагментарную структуру, и между фрагментами различных областей и уровней существует конфликтное напряжение [3].  Способность личности к преодолению этого напряжения и интеграции всех составляющих её элементов является главным критерием психического здоровья. Соответственно, повышение такой способности является главной задачей психотерапии в рамках интегративного подхода.
Если, по выражению В.В. Козлова, целостность является “мировоззренческим оком” интегративной методологии, то чувство подлинности можно назвать субъективным основанием процессов интеграции. Принцип целостности постулирует значимость всех элементов, являющихся частью системы. Он, по возможности, не апеллирует к  таким бинарным понятиям, как: “плохой” и “хороший” или “правильный” и “не правильный”. У каждого элемента есть свои причины и история возникновения, есть свои уникальные системные функции. Ни один из них не является однозначно вредным или полезным. Каждый в первую очередь нуждается в том, чтобы его признавали, слышали и понимали. И лишь тогда мы можем оценивать системную функцию элемента, её целесообразность и “вписанность” в контекст системных задач и устремлений.
Но как понять, каковы эти глобальные задачи, куда должен двигаться человек как единая система, как он как часть может быть интегрирован в более общие и глобальные системы, в мир в целом? Интегративный подход отказывается от идеи единого универсального пути, от единой истины, на которую можно было бы равняться и использовать в качестве системы координат. Каждый человек уникален и так же уникален его путь и его вИдение истины. Постулируя множественность истины, мы должны предложить нечто, что могло бы служить основанием и критерием для процессов объединения и интеграции. Таким основанием является чувство подлинности. Оно позволяет нам ощущать системную согласованность разных частей как на интерперсональном, таки трансперсональном уровнях. Будучи, с одной стороны, совершенно субъективным, оно, с другой, является самым лучшим внутренним камертоном, позволяющим соотносить себя как единое целое с целостностью внешних объектов и всего мира.
Чувство подлинности может возникать при взгляде на природу или произведение искусства, при контакте с другим человеком, во время той или иной деятельности. При этом оно не является бинарным – либо есть, либо нет – а может проявляться с разной силой и степенью отчётливости. Психологические проблемы, подобно помехам, способны искажать эти ощущения, принимать частные, второстепенные мотивы как главные и приоритетные, видеть подлинность формы, упуская фальшь содержания. Это влияет на все стороны жизни человека, вынуждая совершать поступки, которые плохо вписываются в контекст и окружающего мира, и своей судьбы. Не имея достаточно надёжного основания для интеграции различных элементов сознания, человек ощущает, что “рассыпается”, теряет почву под ногами и ориентацию в своём внутреннем пространстве.
Одной из прямых или косвенных задач, которую решает успешная психотерапия, это помощь человеку в осознании и идентификации чувства подлинности как главного внутреннего ориентира, как трансформацию идеи целостности в поле субъективных переживаний. Первый и, возможно, главный опыт переживания подлинности в психотерапевтической работе, приходит при взаимодействии с личностью терапевта. От того, на сколько полно он готов принимать другого человека, на сколько искренне испытывает уважение к нему, как согласуются его представления и методы работы, то на сколько все отдельные элементы взаимодействия будут укладываться в целостностную , внутренне не противоречивую, картину и от того, на сколько эта картина близка клиенту, во многом будет зависеть и конечный результат работы.
Ощущение подлинности не зависит от каналов связи, от формы, в которую облечена информация. Мы можем почувствовать подлинность в описании одного и того же явления разными людьми и разными средствами, будь то живопись, поэзия, пантомима или устный рассказ. Поэтому, когда работа терапевта ориентирована на воссоздание в сознании клиента целостности, а подлинность служит основанием для контакта и создания связующего канала, то технические аспекты связи перестают существенно влиять на процесс.
Возвращаясь к удаленней работе и особенностям существования в информационном пространстве, мы будем рассматривать широкий спектр методик, которые могут с успехом применяться при работе через Интернет. Часть из них представляют собой модификации уже существующих и изначально ориентированных на очные встречи, другая часть специфична для онлайн контакта.
Примеры адаптации некоторых психологических методик к условиям интернета.
Прежде чем говорить о конкретных техниках, я хотел бы отметить общую для удалённых методов особенность. Они в гораздо большей степени, чем их традиционные аналоги, опираются на воображение. С его помощью мы компенсируем и воссоздаём то, что по техническим причинам недоступно при работе через интернет. При онлайн общении воображение в принципе играет более важную и активную роль, чем при встрече лицом к лицу. Мы задействуем его, чтобы дополнить те элементы информации, которые не могут быть переданы через сеть и о которых уже упоминалось выше. В силу этой особенности воображение становится мощным инструментом, и иногда мы намеренно отказываемся от видео связи или работаем с закрытыми глазами, чтобы ещё больше сосредоточиться на создаваемых в сознании образах. В такие моменты, когда голос другого человека раздаётся в наушниках, а глаза закрыты, возникает ощущение, что собеседник находится не во внешнем мире, а где-то внутри тебя. При этом ощущение ментальной близости, связи с другим человеком и присутствия в рабочем поле чрезвычайно сильно. Его трудно сравнивать с тем, что возникает в очной работе в силу разных оттенков, но ценность его переживания и значимость для терапевтического процесса не вызывает сомнений.
Активное воображение.
На мой взгляд, методы, основанные на активном воображении, наилучшим образом подходят для удалённой работы. Они, как уже говорилось выше, соответствуют самой её природе. Работа с активным воображением имеет, как правило, направленный характер. Её задача – получить опыт сознательного проживания важных для психики состояний и возможных их трансформаций. Речь идёт либо о воспоминаниях детских травматических переживаниий, либо о ситуациях, в которых наиболее ярко проявляются проблемы, над которыми идёт в данный момент работа.
Хочу привести пример одного из наиболее сильных по воздействию сюжетов. Он хорошо известен и применяется, так или иначе, многими специалистами, которым, возможно, будет интересно познакомиться с его онлайн модификацией. Речь идёт о диалоге с внутренним ребёнком.
Изначально я предупреждаю клиента о том, что мы будем выполнять некое упражнение, поэтому прошу сесть наиболее удобно и комфортно, закрыть глаза и представить себя в раннем детстве, в возрасте 3-5 лет. Это может быть воспоминание о  конкретных событиях или фантазия о том, как бы это могло выглядеть. Задача первой части упражнения состоит в том, чтобы постепенно создать в воображении клиента типичную ситуацию, в которой он, будучи ребёнком, систематически испытывал травмирующие переживания, с которыми он не в состоянии был справиться и которые сформировали в нём специфические психологические защиты и паттерны поведения. Как правило, такая картина воссоздаётся довольно быстро и человек получает возможность описать чувства этого ребёнка, глядя на них “извне”. Затем я прошу описать их собственные чувства в данный момент. Далее я часто использую технику, заимствованную из психодрамы, когда клиент ведёт диалог между собой - маленьким ребёнком и собой нынешним, взрослым, перемещаясь из одной роли в другую. Задача на этом этапе, состоит в том, чтобы человек, в качестве взрослого, почувствовал потребность и способность защитить маленького ребёнка и дать ему ощущение безусловного приятия, а в качестве ребёнка почувствовал возможность открыться, пережить и проявить свои чувства. Такая сессия длится, как правило, 40-50 минут и в её процессе клиент переживает глубокое погружение в мир своих чувств, доступ к которым был нарушен или затруднён в детстве. Оставшееся время посвящается анализу и интерпретации пережитых ощущений.
Театр Архетипов
Это методика для коучинга и самокоучинга, краткосрочной системной терапии для функциональной психодиагностики, разрешения конфликтов и формирования позитивной модели будущего путем наведения порядка в системе базовых жизненных ролей человека в специальном структурированном пространстве. Методика основана на двух основных идеях:
Якоб Леви Морено — основоположник психодрамы: личность — это совокупность ролей. Любая психологическая проблема в основе своей связана с неспособностью адекватно сыграть определенную роль. А этому — можно научиться.
Карл Густав Юнг — основоположник глубинной психологии: архетипов столько, сколько типичных жизненных ситуаций. [5].
В оригинале работа по этой методике основывается на разделении физического пространства помещения на пять позиций – домов, каждый из которых принадлежит одной из пяти базовых жизненных ролей: Принца, Воина, Мага, Короля и Шута. Человек, переходя из “дома” в “дом”, идентифицируется с одной из ролей и с её позиции рассматривает и анализирует работу всей системы и роли, в которой он находится.
Эта методика является как удобным диагностическим инструментом, так и терапевтическим с очень широким спектром применения. Имея успешный опыт работы по этой методике в очном формате, я попытался применить её в режиме онлайн. Но, как и следовало ожидать, использование пространства помещения не совместимо с контактом через интернет. Тогда, по предложению автора методики, И.А. Чегловой, я заменил физическое пространство комнаты на чистый лист бумаги, на котором клиент, следуя объяснениям, наносит разметку “домов”, а потом, глядя на этот лист, мысленно передвигается в этом воображаемом пространстве. После этой модификации методику удаётся использовать и при удалённой работе, получая замечательный результат, сравнимый по эффективности с тем, что даёт её оригинальный вариант. Как показывает опыт, после 2-3 сессий, посвящённых работе с Театром Архетипов, практически отпадает необходимость использовать лист. Мы просто используем понятия методики как метаязык, точно и ёмко описывающий классы обсуждаемых явлений. Если же возникает необходимость вернуться к передвижению в пространстве “домов”, то для этого оказывается вполне достаточно только воображения.
Психокатализ
Психокатализ – это метод регуляции психических процессов и восстановления эффективной саморегуляции организма через погружение внимания человека в телесные и пространственные ощущения, связанные с переживаниями [2]. Не смотря на то, что этот метод во многом ориентирован на телесные ощущения, практика его применения в удалённой работе показывает, что он может успешно применяться и в онлайн формате. Дело в том, что метод основывается на идее о целостности нашего организма и его способности самостоятельно исцелять последствия полученных травм, как физической природы, так и психологической. Иногда такое исцеление происходит естественно и без какого-либо вмешательства извне, а иногда не осознанные и не пережитые до конца чувства и эмоции “застревают” в психике и в теле в виде очагов деструктивной энергии, мешающей полноценной самореализации и продуцирующей широкий спектр негативных эмоций. Избавление от таких болезнетворных очагов возможно силами самого организма, если помочь человеку сконцентрировать на них своё внимание, активизировав таким образом естественные процессы саморегуляции. Воздействие психотерапевта в этом случае подобно действию катализатора в химической реакции.
Этот метод так же, как и описанные выше, во многом построен на воображении. Как и при работе с активным воображением, даже видео связь часто оказывается ненужной. Основная часть процесса происходит с закрытыми глазами, т.к. человек сосредоточен на своих внутренних ощущениях. Мне тоже легче наблюдать за происходящим, закрыв глаза и погрузившись в ощущение контакта с клиентом.  Это является одной из причин успешного применения метода в удалённом формате, вторая причина состоит в том, что основную работу производит сам человек и его организм, а внешнее воздействие может быть минимальным. Обычно после 1-3 сессий по методу психокализа клиенты начинают применять его самостоятельно, помогая себе преодолевать характерные деструктивные состояния.
В своей практике я использую метод психокатализа как вспомогательный инструмент, способствующий преодолению психосоматических болей и специфических дискомфортных состояний. Применение метода даёт неизменно положительный результат, обогащая клиентов новым знанием о возможностях своего организма и навыком самопомощи.


Дополнительные характерные для удалённой работы аспекты.
Помимо подходов, разработанных и изначально предназначавшихся для очных встреч и адаптированных под онлайн формат, в работе через интернет существуют и свои специфические методы.
Работа с текстом.
Интернет изначально был преимущественно текстуальной средой. Не смотря на то, что его содержимое становится всё более мультимедийным, текст по-прежнему остаётся главным средством передачи и хранения информации. Поэтому для людей, связанных посредством интернета, использование текста является чем-то гораздо более естественным и органичным, чем для тех, кто контактирует в реальности.
На практике это проявляется в широком спектре текстуальных взаимодействий. Так, я предлагаю клиентам писать в промежутках между сессиями письма, одно-два в течение недели, если появляется такая потребность, и многие так и поступают. Такие письма не требуют развёрнутых ответов, они скорее фиксируют проделанную работу и обозначают вопросы и темы для следующей сессии. Тем не менее я всегда отвечаю на эти письма по возможности конструктивно, давая обратную связь на описание чувств и мыслей и задавая вопросы для дальнейшей работы. Кроме того, иногда мы обмениваемся короткими сообщениями, в которых в экспресс режиме я оказываю помощь или поддержку в сложной или острой для клиента ситуации.
Как ни странно, благодаря этим возможностям создаётся ощущение большей, в пространственном смысле, близости, чем при традиционной форме общения. Отправить текстовое сообщение ментально намного проще, чем позвонить. Его можно послать в любое время суток, не рискуя разбудить или помешать, и оно не требует немедленного ответа. Для клиента знание того, с какой лёгкостью он может обратиться за поддержкой, порой уже порой само по себе является достаточной поддержкой.
Кроме писем и сообщений мы можем обмениваться ссылками на различные интернет ресурсы или цитаты, содержащие тексты, которые так или иначе связаны с содержанием работы. Это могут быть фрагменты переписки со значимыми людьми, их странички в социальных сетях, примеры диалогов, в которых клиент не знал как себя повести или вызвавшие в нём неадекватную реакцию и так далее.
Активный свидетель
Эта техника уникальна для интернет работы. Теоретически она может быть использована и при очном формате, но практически это на столько сложнее, что делается недоступным в рамках обычной консультационной или терапевтической работы. Техника предназначена для решения проблем возникающих в значимых взаимоотношениях.
Суть техники состоит в том, что благодаря интернету, специалист может в режиме реального времени быть незримым, но активным, участником в значимом для клиента диалоге. Как правило, речь идёт об общении, в котором проявляются деструктивные психологические механизмы и паттерны поведения, анализ и работа над которыми происходит во время обычных сессий.  Эта форма принципиально отличается от обсуждения подобных событий постфактум. Здесь специалист имеет возможность влиять на поступки ещё до того, как они совершены, помогая клиенту идентифицировать и осознавать, происходящие в его психике процессы. Он как бы берёт на себя роль внутреннего наблюдателя, позволяя таким образом получить новый опыт более зрелых и адекватных форм реагирования.
Разумеется, при такой работе речь не идёт о том, чтобы подсказывать, подобно суфлёру, подходящие слова и реплики. Как и во время обычных сессий, основным инструментом психолога остаются вопросы клиенту и совместный анализ происходящего. Такая форма работы возможна, когда наблюдаемый диалог так же ведётся в интернете, посредством программ, позволяющих посылать друг другу сообщения, или через электронную почту. Формат подобного диалога позволяет растягивать его во времени. При общении  в Сети люди готовы к тому, что ответы на их реплики могут появляться с задержкой. Современные технические средства, доступные для каждого владельца компьютера, позволяют одному человеку видеть, что происходит на экране другого, находящегося в любой точке земного шара. Таким образом, можно наблюдать за диалогом и параллельно вести его обсуждение.
Техника “активный свидетель” может быть использована так же и в целях коучинга, когда клиент в своём запросе делает акцент на желаемом результате конкретных переговоров, а анализ и коррекция психологических процессов интересует его в меньшей степени. В этом случае коуч превращается в своеобразного играющего тренера, оказывая более мощную и целенаправленную поддержку клиента. В принципе, в этой технике коучинг и терапевтический подход вполне могут дополнять и усиливать друг друга, позволяя добиваться и непосредственных практических результатов в переговорах и положительных изменений во взаимоотношениях человека с самим собой.
Косвенные контакты.
Для удалённой работы через интернет характерны ситуации, когда контакт между специалистом и клиентом осуществляется не во время сессий, а опосредованно, через виртуальную жизнь каждого из них. Конечно, подобное может происходить и при традиционной форме работы, когда люди, например, пересекаются на лекциях или читают какие-то публичные тексты друг друга. И всё же в случае, когда люди связаны через интернет,  таких пересечений, как правило, намного больше количественно и качественно они могут иметь другую природу.
Происходят подобные контакты на личных сайтах, на страничках в социальных сетях, в комментариях к публичным текстам на разные темы. Интернет ещё более “тесен”, чем реальный мир. В нём можно ввести данные человека и узнать о нём очень многое, если речь идёт о сколько-нибудь публичной в виртуальном пространстве личности. Можно найти почитать его личный дневник или переписку с другими людьми, можно встретить разговоры о нём третьих лиц.
Бывает и такое, что возникает контакт, в котором только одна из сторон выступает от своего лица, вторая же действует анонимно. Например, клиент может, никак не называя себя, выложить на форуме или в онлайн сообществе описание своих проблем и вопросы к психологам, а его терапевт будет отвечать от своего имени и участвовать в дискуссии.
Всё это делает контакт между психологом и клиентом с одной стороны более “герметичным”, оставляющим возможность скрываться за уровнями доступа и вымышленными масками, а с другой позволяет присутствовать в отношениях более цельно и открыто. Человек, работающий с людьми, в принципе, а особенно, работающий в интернете, должен быть чрезвычайно внимателен и осторожен открывая свои тексты для публичного доступа. Он должен быть готов к тому, что их прочтут клиенты и будут судить по ним об их авторе. Иногда это приводит к совершенно неожиданным последствиям. Я сам веду страничку в социальной сети lifejournal, в которой размещаю свои мысли и эссе на разные темы. По этой страничке можно составить достаточно полное представление о моих взглядах на жизнь и мировоззрении. Был случай, когда одна из клиенток, прочитав одно из эссе в моём интернет дневнике, отказалась от дальнейшей работы. Не смотря на то, что у нас к тому моменту состоялось уже порядка 10 встреч, и сформировался продуктивный рабочий альянс, она, познакомившись с моей позицией в отношении неких политических событий, сказала, что больше не может мне доверять.
Ограничения и меры предосторожности
Не смотря на широкие возможности контактов через интернет, мы не должны забывать об их ограничениях. Всё же есть случаи, когда удалённая работа противопоказана или должна производиться с крайней осторожностью. Так, на мой взгляд, удалённые методы подходят исключительно для психически здоровых людей, которые достаточно хорошо умеют разделять физическую и воображаемую реальность, и которые способны справляться с различными состояниями, могущими возникнуть после терапевтической сессии.
Другое ограничение состоит в использовании методов, техника безопасности которых, требует непосредственной близости ведущего. Такими техниками, например, является холотропное дыхание или глубокий гипноз.
Ещё одна из мер безопасности, связанная с рисками интернет-контактов, наличие дополнительных каналов связи, в первую очередь телефонной, причём как сотовой, так и стационарной. В наши дни интернет сообщение ещё не вполне стабильно и надёжно и время от времени в нём происходят неполадки на самых разных уровнях. Поэтому очень важно иметь возможность предупредить клиента об отмене сессии или наладить с ним “аварийную” телефонную связь, если вдруг контакт рвётся в процессе работы.
Важно так же интересоваться об обстановке, в которой оказывается клиент сразу после сессии. В отличие от традиционных очных встреч, когда каждый посетитель психолога, как во время сессии, так и сразу после, находится в одних и тех же условиях клиники, при окончании онлайн работы человек мгновенно перемещается в свою повседневность, с её факторами риска в виде агрессивного супруга, отвергающих родителей, вызывающим тревогу ребёнком и т.д. В этом случае следует уделять особое внимание завершающей стадии сессии, чтобы клиент, по возможности, был способен адекватно функционировать в окружающей его обстановке.
Заключение.
Тема удалённой психологической работы столь необъятна, что охватить её в рамках одной статьи или даже книги не представляется возможным. Сама информационная среда является ещё настолько новой и не осмысленной реальностью, при этом столь быстро меняющейся и развивающейся, что гуманитарные науки заняты скорее наблюдением  и систематизацией спонтанно рождающимися в ней явлений, чем их глубинным анализом и выводами.
Автор данной статьи, написанной на основе семилетней практики онлайн консультировании, так же старается быть осторожным в своих заключениях. И всё же некоторые выводы мы можем сделать уже сейчас. Первый из них состоит в том, что удалённые методы работы способны оказывать реальную психологическую помощь. Учитывая их доступность, удобство, и относительно невысокую стоимость мы можем с уверенностью прогнозировать их дальнейшее развитие. И это второй вывод.
Нравится нам это или нет, мы не в состоянии остановить или затормозить эти процессы. Поэтому единственное, что нам остаётся, это пытаться понять, как сделать онлайн терапию максимально качественной, эффективной и безопасной. В данной статье я попытался описать свои ответы на эти вопросы. На мой взгляд, сама природа информационного пространства и объективные трудности виртуального контакта требуют от нас максимально широкого и комплексного взгляда на процесс дистанционного консультирования и терапии. Только благодаря интегративному подходу мы можем приблизиться, по своей глубинной сущности, или даже превзойти тот уровень контакта, который возникает в традиционной работе лицом к лицу. Так это или нет покажет время и опыт многих других специалистов, работающих через интернет. Главное же, чтобы мы, люди помогающих профессий, способствовали тому, что количество новых технических инструментов, появляющихся у человечества, способствовало в конечном итоге, повышению качества и полноценности психологической жизни каждого отдельного индивида.
Список литературы
1.      Ермошин А.Ф. Вещи в теле: Психотерапевтический метод работы с ощущениями. — М.: Не­зави­симая фир­ма “Класс”, 1999. — 320 с.
2.      Ермошин А.Ф. Психокатализ [электронный ресурс] / Режим доступа: дhttp://www.psychocatalysis.ru
3.       В.В.Козлов  Интегративный подход в современной психотерапии и психологии  /  Новая русская психология [электронный ресурс] Режим доступа: http://www.igger.ru/teoria_problemi_vkozlov1.html
4.      Масленников, Р. М. “Интернет как проблема социальной онтологии” Автореф. дисс. на соискание ученой степени к.ф.н. Тверь, 2010
5.      Чеглова И.А. Презентация тренинга /  ОППЛ [электронный ресурс]  Режим доступа: http://www.oppl.ru/seminaryi-i-treningi-v-ekaterinburge/teatr-arhetipov-2.html
6.       Ainsworth, Martha.Development of e-Therapy from 1972-2002, Consumer Survey / Metanoia [электронный ресурс], 2002 http://metanoia.org/imhs/history.htm
Tags: избранное, психология, публикации
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments