Eugene (Hanan) Krasnoshtein (3_14pi) wrote,
Eugene (Hanan) Krasnoshtein
3_14pi

Интегральная физиогномика (начало)

Собрался, наконец, процитировать здесь две последние статьи, написанные для журнала "Психотерапия". Первая из них "Интегральная физиогномика"
Е. А. Красноштейн // Психотерапия . — 2012 . — N 9 . — С. 51-59
.

Утверждение, что по внешности человека можно составить его психологический портрет не нуждается в доказательствах. Его можно считать аксиомой в силу того, что каждый из нас делает подобие такого портрета едва ли не каждый раз, встречаясь с давно знакомыми или же новыми людьми и анализируя их внешность.  Душевное и физическое состояние, особенности психологической конституции, индивидуальная история  - всё это находит отражение во внешности. Другое дело, что связь между внешними особенностями и сформировавшими их факторами далеко не однозначна, поэтому портрет, сделанный по внешности, как правило, будет достоверным лишь от части, и без дополнительной информации мы никогда не узнаем, насколько велика эта часть.

Идея о том, что достоверность анализа внешности можно повысить за счёт изучения и формализации этого процесса, чрезвычайно стара. В западной культуре она нашла отражение в широкой области человеческих знаний и наблюдений, объединённых общим названием -физиогномика. У этого понятия нет строгого определения, и разные источники дают разное толкование.  В данной статье мы будем подразумевать одну и наиболее общих его трактовок: «Уменье по внешности и особенно по лицу судить о внутренних качествах человека, делать заключение о его характере» [9].

Формальная физиогномика
Большинство дисциплин, относящихся к физиогномике, представляют собой разного рода типологии, в основе которых лежит классификация человеческих характеров и психологических черт, внешних признаков и попытка найти соответствия между тем и другим. Такой подход можно назвать формальным или редукционным, т.к. он основывается на разложении интегрального целого на составные части. Подобная формализованность объясняется тем, что свое происхождение физиогномика ведет от медицины, с которой прямо или косвенно она была связана на всем протяжении своего развития.  Многочисленные примеры связи двух дисциплин можно обнаружить в сохранившихся текстах Гиппократовского корпуса. Именно Гиппократ, наряду с Пифагором считался зачинателем физиогномики, а его сочинение "О ветрах, водах и местностях" послужило обоснованием этносоциопсихологической теории, согласно которой внешние условия жизни людей являются основным фактором, влияющим на их нравы. [2]. Такой подход позволяет придать физиогномике вид строгой науки, и она долгое время считалась таковой, привлекая к себе в течении столетий крупных учёных и мыслителей.
И в античном мире, и в средние века, и в эпохи Просвещения и Возрождения физиогномика пользовалась большой популярностью и почиталась за науку.  По мере приближения к ХХ веку круг знаний, имеющих прямое отношение к физиогномике, расширялся. Появившаяся в XVIII веке и захватившая светлые умы Европы ньютоно-картезианская парадигма очень хорошо ложилась на идеи классической формальной физиогномики. Вооруженные ей исследователи в самых разных областях человеческого знания пытались объяснить устройство мира, разделяя его на составные элементы и формализуя наблюдаемые явления. Так, вполне в стиле этого времени  в начале  IX века появилась “наука” френология, исследовавшая связь между формой и строением черепа и характерологическими особенностями его владельца. Её создатель, австрийский врач Галль, полагал, что все психологические свойства человека отражаются в специфических впадинах и выпуклостях черепа, по которому их можно прочесть, как по карте. Но эти, изначально популярные идеи, не нашли никаких научных подтверждений, и были со временем полностью опровергнуты.
Уже в XX веке выдающийся психиатр и психолог Эрнст Кречмер публикует своё знаменитое исследование «Строение тела и характер», в котором он на основе практического материала описывает связь между типами телосложения и особенностями темперамента. Но и эта теория со временем была в значительной степени опровергнута многочисленными исследованиями, выполненными статистически более точно и строго.
В наше время развитие компьютерных технологий и доступность фотографического изображения людей дало новый толчок исследованиям в области физиогномики. Появилась  “компьютерная физиогномика”, пытающаяся использовать накопленные за тысячелетия наблюдения в этой области в программах, дающих психологический портрет по фотографии. Другие новейшие компьютеризированные подходы опираются на знание о функциональных различиях правого и левого полушария. В них предметом изучения является различие изображений, полученных совмещением только левых или только правых половин лица.
Данный перечень охватывает лишь малую часть теорий и исследований, ставящих своей целью формализовать связь особенностей тела и души. Но, не смотря на многовековую работу и огромный массив накопленных наблюдений, формальная физиогномика так и не смогла доказать свою научную состоятельность. Лишь некоторые из её элементов, например, такие как изучение “языка жестов” или мимики имеют реальную практическую ценность. Резюмируя результаты работ, посвящённых физиогномике, мы можем сделать два важных вывода:
- без сомнения существует связь между внешностью человека (животного) и его психикой и личной историей;
- любые попытки формализовать эту связь, опираясь на строгое соответствие между отдельными внешними признаками и психологическими чертами, неизменно оказывались несостоятельными;
Интегральная физиогномика
В XX веке научная мысль совершила на пути своего развития гигантский скачок. Помимо революционных открытий в области естествознания, он ознаменован и сменой научной парадигмы. Господствовавший на протяжении двухсот лет механистический подход постепенно стал сменяться иным, более целостным и системным взглядом на мир. Такой взгляд был свойственен ещё наивному первобытному сознанию, когда человек ощущал себя интегральной частью природы. Но прошлый век принёс нам новое, основанное на точных науках и новейшей философии, понимание того, что мир невозможно познать, только измеряя и разбирая на составные элементы. Мы всё больше склонны видеть Вселенную как единую систему, исполненную сложными внутренними связями, в которой целое это нечто качественно большее, чем  сумма его частей.
Эта смена парадигмы, начавшись с физики и философии, постепенно охватывает всё более широкие области человеческого знания. Психология не стала исключением в этом списке. Мы всё чаще встречаем в названиях статей, модальностей, методик прилагательные “системный”, “интегративный”, “синергетический”, “феноменологический”.  И это не только дань моде, но и свидетельство реальной смены мировоззрения.
В приложении к теме данной статьи слово “интегральная” также подразумевает смену господствующей в физиогномике парадигмы. Если для классического подхода в ней характерна редукция, разделение форм лица и тела на составляющие элементы с последующим их анализом, то в методе, о котором пойдёт речь, лицо и тело воспринимаются как единое целое, а анализ сосредотачивается на чувствах, появляющихся при взгляде на них. Классическая формальная физиогномика по своей природе статична. Она пытается найти формулы, в которых можно раз и навсегда поставить знак равенства между параметром внешности и особенностью психики.  Однако, человек представляет из себя столь сложную систему, что кажется сомнительным даже принципиальная возможность найти подобные сколько-нибудь надёжные закономерности.
Интегральная физиогномика качественно другую задачу. Она полагает, что совокупность психологической конституции и личностной истории создают на лице и в теле уникальный  рисунок, отпечаток, расшифровать который можно лишь воспринимая его как одно целое и пытаясь подобрать те жизненные сценарии и психологические особенности, которые резонируют по ощущению с тем, что транслирует лицо и тело. Этот подход является развитием интуитивной физиогномики, о которой шла речь в начале статьи, и которой в той или иной степени владеет каждый взрослый человек. И подобно тому, как невозможно формализовать понятие красоты, но можно научиться её чувствовать, понимать и создавать, так же и интегральная физиогномика не пытается сформулировать строгие законы, но она позволяет развить и  усовершенствовать заложенные в нас природой способности чтения по лицу.
Вопрос о том,  “как это работает” имеет для интегральной физиогномики исключительно академическую ценность, и отсутствие на данный момент сколько-нибудь строго ответа на него никак не мешает методу давать статистически достоверные результаты. Вполне возможно, что в обозримом будущем учёные найдут объяснение тому, как работает наша интуиция, но в данной статье эта тема никак не будет затронута. Мы сосредоточимся на феноменологической стороне вопроса, обобщая и анализируя опыт, полученный на основании более тысячи физиогномических анализов человеческих лиц и делясь наработанными в ходе анализов приёмами.
Интегральная физиогномика как творческий процесс
Непосредственно процесс анализа является по своей сути творческим процессом, с характерными для него особенностями. В начале, при специфическом всматривании в фотографию, в сознании возникает информация в очень смутном, расплывчатом виде. Это даже не вполне информация, а скорее ощущение её. Затем вступает логическое мышление, которое пытается интерпретировать возникшее ощущение, подобрать для него наиболее точные событийные и характерологические модели и облечь их в вербальную форму. Задача физиогномиста состоит в том, чтобы сравнивать ощущение, возникающее от умозрительных построений с тем, которое транслируются самой фотографией, фиксируя и оценивая степень совпадения.
Этот процесс достаточно сложно описать, как сложно рассказать про сибирскую зиму человеку, который никогда не видел снега. Однако, каждый, кому знакома по-настоящему творческая деятельность, без труда различит в описании знакомые элементы. Физиогномический анализ напоминает подбор на музыкальном инструменте мелодии, звучащей в голове, или переложение возникшего внутри ощущения в стихотворные строчки. В нём, как и в принципе в творческом процессе бессознательное и иррациональное играет ведущую роль. По свидетельству многих исследований психологии творчества творец всегда испытывает замешательство при попытках объяснить причину, источник своих фантазий.[1] Многие считают, что этот источник находится вовне, а художник является лишь проводником, считывающим информацию из некого внешнего неведомого нам “носителя”. Так это или нет, мы не знаем, но мы знаем, что эти ощущения лежат в основе не только великих художественных произведений, но и многих научных открытий. И это является достаточным основанием, чтобы относиться к этим ощущениям с должными вниманием и доверием, даже если их природа нам пока не понятна.
Тот факт, что интегральная физиогномика строится на творческом восприятии и переработке информации, имеет несколько следствий. В первую очередь это значит, что эффективность метода во многом зависит от специфических способностей того, кто им пользуется.  Кроме того, эффективность во многом зависит от душевного состояния физиогномиста, от присутствия или отсутствия вдохновения, от его способности настроиться на работу.  Каждый физиогномический анализ представляет из себя в определённой мере произведение искусства и, соответственно, может быть более удачным или менее, в зависимости от множества, не поддающихся учёту, факторов. Второй важный вывод говорит о том, что процесс научения методу и совершенствования в нём в меньшей степени зависит от формальных знаний и в большей от приобретения специфических навыков и опыта. Причём имеет значение, как буквальное количество выполненных психологических портретов, так и жизненный опыт в широком смысле этого слова, подразумевающий степень зрелости человека, его глубину и понимание психологических процессов как таковых.
Очевидно, что при такой постановке вопроса физиогномика теряет часть своей привлекательности для практического использования. Ведь для овладения этим искусством недостаточно прочесть учебник и выучить ту или иную типологию.  Интегральный подход невозможно трансформировать в алгоритм, формализовать до уровня компьютерной программы. С другой стороны, в отличие от классической физиогномики, мы имеем шанс получить нечто реально работающее, при этом вполне осознавая границы возможностей и область применяемости метода. Кроме того, пусть не каждый человек способен стать профессиональным физиогномистом, но каждый может в определённой степени развить и улучшить свои возможности чтения по лицу.  Автор неоднократно убеждался, что даже простое знание о принципиальной возможности достоверного физиогномического анализа помогает людям иначе смотреть на фотографии лиц и извлекать из них больше полезной информации.

Методология и наблюдения
В этой части будет рассказано о сложившейся методологии анализа и о результатах обобщения накопленного опыта.  Анализ делается, как правило, по фотографиям. Практика показывает, что фотографии, как ни странно, анализировать гораздо проще, чем живое лицо сидящего напротив человека. По всей видимости, это объясняется тем, что при непосредственной встрече лицо транслирует множество информации, относящейся к текущему моменту. Мимика, подобна ряби на воде, она мешает увидеть то, что находится в глубине. При этом к фотографии предъявляется ряд важных требований. Общая их суть – предоставить возможность видеть лицо целиком, с  хорошим разрешением, с  максимально спокойным и нейтральным выражением. Такие детали, как очки, особенно тёмные, плохая резкость, широкая улыбка, взгляд, направленный в сторону от объектива – способны заметно затруднить работу. Всегда лучше иметь 2-3 фотографии, это даёт возможность выбрать наиболее репрезентативный вариант. Предпочтительно, чтобы хотя бы на одной фотографии видно было человека целиком. Важно отметить, что  художественные фотографии, сделанные профессионалом, зачастую  не пригодны, даже если все перечисленные выше требования полностью соблюдены. На них слишком трудно разграничить влияние специфического взгляда фотографа от личности самой модели. По тем же причинам, невозможно анализировать и рисованные портреты.
Если говорить о возрасте, то многочисленные проверки показывают, что расхождение по времени, в которое сделаны снимки,  в пределах 2-3 лет, почти никак не сказывается на результате анализа. Это объясняется тем, что главное внимание уделяется тем психологическим особенностям личности, которые или не меняются совсем, или меняются очень слабо с течением жизни.  Хотя при необходимости можно сосредоточить взгляд и на распознавании особенностей того жизненного этапа,  во время которого сделан снимок.
На составление психологического портрета может уходить разное количество времени, в зависимости от сложности запроса, от того, насколько легко и быстро получается идентифицировать главные черты характера и жизненные сценарии. Так же имеет значение, наговаривается ли портрет устно в присутствии клиента или же составляется письменно в одиночестве. Если предстоит устный разговор, то обычно достаточно непосредственно перед его началом посвятить анализу  10-15 минут, наметив ключевые особенности в характере и судьбе человека, а подробности возникают уже в процессе общения с клиентом по мере его заинтересованности в той или иной стороне портрета. Как правило, такой устный анализ получается более точным и подробным и требует меньше душевных затрат, чем письменный. При этом, большое значение имеют такие субъективные факторы как настроенность клиента на конструктивную работу, заинтересованность в результате, его способность объективно воспринимать получаемую информацию. Дело в том, что для точности составления анализа принципиально важно ощущение попадания, резонанса, пойманной волны. Когда это ощущение устойчиво, то информация легко и быстро складывается в цельную и подробную картину. Присутствие клиента, настроенного доброжелательно, помогает формированию нужного ощущения.  При этом важно добавить, что почти любая предварительная формальная информация об анализируемом человеке, является помехой. Такая информация должна возникать на этапе интерпретации возникающих ощущений и как их результат. Если же она получена напрямую из внешнего источника, то она мешает сосредоточиться на ощущениях, мешает свободному поиску и фиксации возникающих внутри совпадений между ощущениями и их возможной интерпретации. Поэтому я всегда прошу  клиентов по возможности не сообщать мне ничего о личной истории и о качествах человека, которого предстоит анализировать, а во время проговаривания портрета дождаться момента, когда закончится описание основной части.  В тех случаях, когда удаётся попасть в нужную волну и создаётся ощущение контакта с информацией, транслируемой фотографией, то о человеке можно говорить очень много и подробно, отвечая на вопросы, касающиеся самых разных сторон его личности и истории. Ниже будет приведён список тем, на которых, как правило, сосредотачивается анализ.
Как уже говорилось, процесс анализа во многом опирается на иррациональные ощущения. Наилучшим фоном для их возникновения является внутреннее состояние сосредоточенности и одновременной расслабленности, когда в одной части сознания мысли и чувства могут беспрепятственно возникать и исчезать, а другая его часть внимательно отслеживает, насколько возникающие мысли и чувства резонируют с имеющимся перед глазами изображением. Кроме навыков, связанных с достижением оптимального состояния, эффективность анализа может быть увеличена и с помощью приёмов рассматривания фотографий. В процессе моей практики сложилось два таких приёма.
Первый состоит в рассматривании по отдельности верхней и нижней части лица. Верхняя часть, в первую очередь глаза, сообщает о том, как человек воспринимает информацию, какие глубинные состояния и переживания характерны для его внутреннего мира. Например, информация о пережитой или переживаемой затаённой боли приходит именно при созерцании верхней части лица. Верхняя часть так же сообщает о заложенных в человеке потенциалах и степени их реализованности. Речь идёт о таких качествах, как глубина личности, уровень интеллекта, в т.ч. и эмоционального,  способность к эмпатии, сочувствию, к рефлексии, способность быть честным с самим собой, любознательность и интерес к миру, способность к творчеству. По нижней части лица в большей степени можно судить о тех качествах, которые имеют отношение к активности, поведению, самопрезентации и телесности. Глядя на эту часть, можно судить о том, насколько человек закрыт или наоборот, способен проявлять то, что происходит у него внутри,  склонен ли он к искренности или обманам, прямоте или манипуляциям, насколько он тёплый или холодный, какова его потребность в тактильных контактах и в близости. Закрывая и попеременно анализируя верхнюю и нижнюю части лица, можно постепенно ощутить согласованность между этими двумя разными взглядами на человека и составить более детальный и точный его портрет.
Второй приём заключается в том, чтобы представить себе, каким этот человек был в детстве, когда ему было примерно 3-5 лет. Какое тогда для него было наиболее характерное состояние и в какой ситуации оно появлялось. Такой взгляд даёт возможность почувствовать, в чём состоят главные проблемы этого человека, и как они сформировались.
Заканчивая рассказ о методологии, хочу отметить важность рациональной стороны процесса анализа, которая не менее значима для результата, чем чувственная и интуитивная. Нужно понимать, что при взгляде на фотографию информация не приходит в сознание в том виде, в котором она потом передаётся клиенту. Построение стройной, внутренне не противоречивой и правдоподобной модели является сугубо когнитивной функцией. Интуиция в этом процессе только помогает улавливать фальшь, диссонанс между моделью и чувствами. В этой части работы мне чрезвычайно помогает навык обобщения и систематизации опыта, обретённый за годы работы системным аналитиком и разработчиком программного обеспечения. Я думаю, что для человека, не обладающего таким опытом и базовыми знаниями в сфере психологии, будет заметно сложнее создать репрезентативный и хорошо организованный психологический портрет.
Примеры портретов.
Ниже приводятся примеры нескольких портретов. Все они были некогда сделаны бесплатно для любого обратившегося по объявлению в интернете. Эти портреты не описывают всего, что можно увидеть в принципе, это было бы слишком длинно. Задача, поставленная при их составлении, состояла в описании наиболее важных черт и проблем анализируемого человека.
Мужчина, 25 лет
Вы человек, по своей конституции открытый, лёгкий, дающий, хорошо чувствующий людей. Но на дне ваших глаз перманентная грусть и боль.
Я попробую воссоздать причину того, от чего она там поселились. Может буду не совсем точен в фактах, но вы обращайте больше внимания на суть, которая кроется за ними. У вас хороший контакт с папой. Здесь не вижу никаких проблем. Вы похожи на него характером и понимаете друг друга. Вот с мамой сложнее. Такое впечатление, что ваше рождение оказалось не совсем кстати, как будто она была ещё слишком молода и имела другие планы. В вашем самом раннем детстве, ещё до года, начинает ощущаться её разочарование в ожиданиях от материнства, от семьи вообще. Ей, похоже, в течении всей жизни было несколько не до семьи, душа её рвалась больше наружу, то ли к карьере, то ли к другим впечатлениям. В ваших глазах есть неотвеченность на протянутые к ней руки. Вы были чутким ребёнком, с большой потребностью в ласке и эта неотвеченность особенно больно ранила вас. Ещё, мне кажется, там были ссоры с отцом...
С годами всё как-то нивелировалось, забылось, свыклось. Но осталось не совсем простое отношение к женщинам. С одной стороны, вас тянет к ним, с другой, вы не очень понимаете, "что с ними делать". Т.е. вы можете играть роль завидного кавалера и, вполне возможно, с успехом, но вас самого она не удовлетворяет. Вы не получаете от общения с женщинами настоящей радости, вы не можете по-настоящему открыться им и по-настоящему уважать их. Вы испытываете к ним амбивалентные чувства страха и пренебрежения.
Ещё вам мешает то, что вы не очень знаете, чего хотите от жизни, куда направить свои силы. Вы живёте сегодняшним днём, не стремясь к какой-то конкретной цели. Вам многое "всё равно". Отчасти, это ваша врождённая данность, но она всё же слишком проявлена.
Женщина, примерно 28 лет
В вас много от чисто женского начала. Стремление к уюту, домоседству, размеренности, порядку, покою. Ваша реализация лежит в первую очередь в сфере семьи и какого-то узкого круга, где вам хорошо и покойно. Но чтобы создать всё это требуется определённая активность, деятельность, а с этим у вас как раз трудности. Вы человек стеснительный, не умеющий представлять себя. Вам легче долгое время ждать, когда понравившийся человек сделает первый шаг вам на встречу, чем самой как-то спровоцировать его на это. Это идёт от некоторой зажатости, от страха проявить себя. Думаю, здесь сказывается строгость вашей мамы. Мне кажется, она не умела окружить вас заботой и любовью, привить ощущение собственной адекватной значимости. С её стороны было много необоснованных упрёков и недовольства вами. Подумайте о том, чтобы походить к психологу или на групповые занятия. Это может вам реально помочь раскрыться. Я чувствую в вас запас нерастраченной любви, которая требует выхода и хотелось бы, чтобы он реализовался не слишком поздно и был обращён на достойного человека.
Мужчина, приблизительно 30 лет
Человек очень неоднозначный, в котором сошлось несколько противоречивых сторон. С одной стороны, у него есть достаточно острый ум, хорошие способоти к установлению и ощущению тактильного контакта, он имеет потенциал давания тепла, ему дано быть мягким, нежным и уютным, с другой, всё перечисленное реализуется гораздо меньше, чем могло бы и как-то урывками. Ему не удаётся долго оставаться "хорошим"и, побыв им какое-то время, он либо уходит, либо делается невыносимым. Основная его проблема, заложенная, как всегда, в детстве, это то, что когда он был маленьким, из него делали этакого "показного короля", т.е. он был не просто живым ребёнком из плоти и крови, но ещё и как бы картинкой с обложки глянцевого журнала. Он служил для демонстрации благополучия, статуса, породы, воспитанности или чего-то ещё, что хотелось продемонстрировать его родителям (видимо маме, судя по её фото). Его приучили к тому, что им должны любоваться и уверенность в том, что так должно быть, сохранилась у него глубоко внутри. Поэтому он несёт себя по жизни, как подарок, обладание которым нужно заслужить. Своим видом он как будто дразнит окружающих, говоря им: "Вы ещё не знаете, какой я прекрасный, но я-то знаю. Попросите меня как следует и я вам покажусь во  всей своей красе." К сожалению, его внутренние взаимоотношения с этим глянцевым образом занимают значительную часть жизненных ресурсов, при этом истинная, настоящая часть его естества оказалась подавленной, невостребованной, вытесненной в самые дальние уголки души. Его можно сравнить с хозяином большого, добротного, но очень запущеного дома, в котором есть единственное ухоженное место - прихожая. В ней всё даже слишком красиво, броско и красочно. И вот хозяин стоит возле этого дома и, когда к нему подхоят усталые путники, то он  не пускает их сразу, специально немного задерживает снаружи, чтобы потом впустить в прихожую и насладиться впечатлением. Но дальше он их не пускает, т.к. и сам практически не бывает в других комнатах. И через некоторое время гости начинают его тяготить и раздражать и он старается их поскорее выпроводить. Но оставшись один, тоже не чувствует себя комфортно, на него давит пустота дома за пределами показной прихожей, а зайти глубже в дом он боится.
У него необычные глаза. В них где-то глубоко внутри читаются признаки доброты, но они (признаки) как чёрными шторами, закрыты ожесточённостью и постоянно живущей внутри агрессией.  К сожалению, вероятность, что он сам что-то начнёт менять в себе, очень небольшая.

Окончание
Tags: psy_portret, избранное, психология, публикации
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments