Eugene (Hanan) Krasnoshtein (3_14pi) wrote,
Eugene (Hanan) Krasnoshtein
3_14pi

Москва 2010, Конгресс (начало)

 Почти до последнего момента у меня были большие сомнения, стоит ли ехать в Москву. Было опасение, что доклады не получатся, что сам Конгресс не окажется событием достаточно интересным и полезным, что бы оставить Инну одну с двумя ненаглядными “вождями краснокожих” и потратить деньги на билеты. Забегая вперёд, скажу. Всё было не напрасным и поездка прошла насыщеннее и интереснее, чем рисовалось в лучших из ожиданий. Не было почти ни одной свободной минуты.

Сама идея этой поездки возникла ещё весной, когда в сообществе (ру_психолог) возникла тема троллинга. Тогда, кто-то из забаненных с формулировкой "за троллинг" обратился в поисках справедливости к Ирине Алексеевне Чегловой, консультанту сообества. Ирина Алексеевна с формулировкой согласилась и всерьёз заинтересовалась темой троллинга. Она предложила написать совместную статью, которую можно будет напечатать в одном из столичных журналов, и сделать доклад на Конгрессе. Я сразу же не просто согласился, а загорелся этой идеей. Мне ужасно не хватает психологического сообщества, общения и сотрудничества с коллегами. Поэтому мысль выступить на конгрессе даже не требовала обдумывания. Я решил сделать всё, что в моих силах, чтобы она осуществилась. Опять же предстояла совместная работа с Ириной, которая всегда сулит много творчества, интересного общения и новые знания. Теперь можно сказать, что всё задуманное весной осуществилось.

 Этот визит был наполнен не только конгрессом, но встречами: с друзьями, с новыми людьми – сообщниками из ру_психолог и коллегами. Я жил у своего сокурсника по МГРИ, с которым мы дружим ещё с тех времён и встречаемся почти в каждый мой приезд в Москву. У него в гостях я всегда чувствую себя очень тепло и комфортно, отдыхаю душой и ещё он отличный собутыльник для такого любителя выпить красного вина, как я.

Встреча с сообщниками в Старбаксе на Курской тоже оставила приятные воспоминания. Там собралось не так много людей, чтобы разбиться на меленькие группки, мы все хорошо видели и слышали друг друга и смогли осуществить главное, ради чего собрались – поговорить о проблемах и тревогах, попробовать найти им решение. Это были “Сами себе психологи” в миниатюре. Для меня, кроме радости общения, эта встреча ещё раз показала, что происходящее в сообществе это реальность. Её можно называть виртуальной, но этот термин становится всё более условным и мне кажется, его пора заменять каким-то другим. Это реальность живых людей, не прикрывающихся выдуманными масками, рассказывающих правдивые истории и переживающих не придуманные чувства. После этой встречи меня не оставляют мысли о том, как перекинуть более широкий мостик между офф- и онлайн мирами. Такой мостик видится мне ресурсом для развития обоих. Как результат там, где раньше я ставил безличную подпись “модератор”, сейчас пишу “Евгений”.

В этой поездке была ещё одна неожиданная и приятная встреча. Незадолго перед отъездом меня нашёл в интернете человек, которому нравятся мои стихи. Даже не он, а его знакомая, которой он их показал. Меня так обрадовало, что кому-то настолько созвучно это творчество, что захотелось подарить им свою книгу, благо выяснилось, что он живёт в Москве. Мы встретились с Александром в вестибюле гостиницы, где проходил Конгресс, и пообщались минут 20, пока не начались секционные заседания. Мне кажется, что когда творчество одного человека “попадает” в мироощущение другого, то это означает, что между ними есть что-то очень близкое в важных областях души. Но ту близость, которая возникает при чтении, не всегда бывает легко обнаружить при общении. Возможно, для этого нужно больше времени, которого у нас не было. В любом случае, я был очень благодарен Александру и Ольге за это ощущение разделённости, за их внимание, за светлое чувство, оставшееся после общения.

Но главное происходило всё же на самом Конгрессе. Посетив в своей жизни множество официальных мероприятий, изобилующих длинными, но ничего не значащими речами, я рефлекторно ожидал от пленарных докладов первого дня чего-то подобного. Потому, наверное, мне было особенно приятно обнаружить себя увлечённо слушающим и следящим за происходящим.Я не заметил, как прошло несколько часов до перерыва. Надо сказать, что я совсем не знаю имён российских звёзд от психотерапии. Из всех выступающих в лицо был знаком только один человек, т.к. он выступает в роли психолога в популярной программе на втором канале. О В.В. Макарове, президенте лиги, я тоже, разумеется, слышал. Об остальных же мог судить только по их выступлениям. Больше всего мне запомнился Марк Евгеньевич Бурно. Хотя говорил он тише всех и был, по-видимому, старше всех, он приковывал к себе внимание. От него исходил какой-то свет и сила человека, преданного своему делу. Да и содержание его речи было мне очень близко и отзывалось, пользуясь термином В. Ротенберга, “радостным узнаванием”. Главное, что меня зацепило, это подход Марка Евгеньевича, который я бы назвал духовно- центрическим. Меня даже удивило, что в одной из реплик он назвал себя атеистом и материалистом. Возможно, он вкладывает в эти термины несколько иной смысл, чем я, имея в виду ответ на вопрос о первичности духа и материи. Не знаю. Мне очень понравились его мысли о дефензивности, свойственной русскому человеку. Русскому не по национальности, не по крови, а по культуре, по способу восприятия мира, порядкам приоритетов и образному ряду. В этом смысле я тоже очень русский человек. Само понятие дефензивность было для меня совершенно новым. Полагаю, оно войдёт теперь в лексикон как одно из любимых. Уже потом, читая его тексты, я увидел слова об отношении к понятию “эмпатия”. Он определил её как “как бы сочувствие или как бы сострадание”. Очень точно, на мой взгляд. Всё это отзывается моим представлениям о работе психолога и психотерапевта, в которой прагматические аспекты очень важны, но вторичны по отношению к нравственным и духовным. Да, можно согласиться с утверждением, что психотерапия является сервисом, как неоднократно подчёркивал на том же конгрессе С. А. Дунаев. Но сервис, т.е. обслуживание, это только одна её сторона и не самая важная. В первую же очередь это контакт двух людей, которые встречаются с целью осознанного взаимного влияния, назвать которое обслуживанием значит обесценить и отвергнуть самое ценное из того, что происходит между ними. И я согласен, что для русской ментальности душевный контакт имеет бОльшее значение, чем для человека западного склада. Этим, кстати, отличалась и русская медицина, в которой контакт с пациентом считался важным терапевтическим фактором, в отличии от современного западного подхода.
Кроме доклада Марка Евгеньевича было ещё несколько интересных выступлений. Но я не буду на них останавливаться, иначе эти записки никогда не закончатся. Из сильных впечатлений первого дня, не имеющих, правда, прямого отношения к конгрессу, это попытка обналичить деньги, лежащие на моём кошельке в системе вебмани. После того, как обзвонил с десяток агентов, выяснилось, что сделать это в Москве я не смогу. При всём желании. И здесь меня в очередной раз поразила инертность россиян, их неготовность проявить какую-то инициативу, что бы заработать деньги. Ведь речь шла об относительно крупной сумме и хороших процентах за пустяковую операцию, которую в Израиле я осуществил за 5 минут. Но нет, молодые ребята на том конце провода при встрече с какой-то нестандартностью даже не пытались поискать обходной путь. А он, я уверен, существовал. Вот это одна из немногих вещей, которые мне трудно понять и принимать в России. Может быть, это результат давления вездесущей и ригидной системы – не знаю, но привыкнуть не могу.
Я планирую написать ещё одну часть, в которой расскажу о тех секциях, где сам делал доклады, а потом выложу сами тексты.
Tags: дневниковое, психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments