Eugene (Hanan) Krasnoshtein (3_14pi) wrote,
Eugene (Hanan) Krasnoshtein
3_14pi

Раскаяние

В моей жизни были поступки, воспоминания о которых по сей день очень неприятны. Неприятны физически. Они вызывают ощущение, похожее на реакцию на звук бормашины, или царапающего железо стекла. Тело сжимается и хочется поскорее сбежать из этого состояния, стряхнуть его с себя. Приходят такие воспоминания совершенно неожиданно, часто замыкая цепочку ассоциаций, вызванных незначительным событием или мыслью.

Эти воспоминания связаны с моими ошибками, с неприглядными в моём понимании поступками. И хотя ошибки давно осознанны, давно пережиты острые приступы стыда и раскаяния, воспоминания продолжают быть болезненными. И вот недавно, после очередного такого приступа, я вдруг понял, почему так происходит, когда это прекратится и что, по-видимому, есть настоящее раскаяние.

Происходит так в первую очередь от того, что до сих пор нет полного приятия себя, до сих пор одна часть стыдится другой и отрицает её. Эти воспоминания заставляют вновь ощутить присутствие своей отталкиваемой и “постыдной” стороны и этим объясняется спектр переживаемых чувств. Очевидно, что боль исчезнет тогда, когда уйдёт это внутреннее разделение на себя “хорошего” и “плохого”, когда любую свою часть можно будет воспринимать с уважением, вниманием и без стыда.

В этих мыслях главным открытием для меня стало новое понимание чувства стыда. Раньше мне казалось, что оно является неотъемлемой и “правильной” составляющей раскаяния, едва ли не синонимом его: стыдишься – значит раскаиваешься, раскаиваешься – значит испытываешь стыд. А тут я подумал: "и что толку в подобном раскаянии, к чему оно ведёт кроме внутреннего разлада?" Оно не содержит основы для динамики. Уже 20-25 лет я испытываю одни и те же чувства при одних и тех же воспоминаниях, от которых пытаюсь сбежать, как можно скорее, чтобы защитить свою психику. А это тупик. “А какова альтернатива?”, - спросил я себя. И пришёл ответ – действия. Раскаяние должно проявиться в действии, которое не только свободно от былых ошибок, но и компенсирует их. Компенсирует не по принципу наказания или штрафа, а благодаря другому пониманию вещей, благодаря внутреннему перерождению, благодаря тому, что изживаются причины, толкавшие к ошибкам, а альтернативное поведение становится естественной потребностью. Вот это и есть настоящее раскаяние, которое с течением времени приводит к искуплению, т.е. к состоянию, когда даже о самых неприглядных своих поступках можешь вспоминать без обжигающего чувства стыда.

Эти мысли изменили отношение и к травмирующим воспоминаниям. Я понял, что не должен убегать от них. Осмысление задачи подобно почве под ногами. Оно создаёт опору и придаёт сил. Не могу сказать, что ощущения стали приятнее, но появилась готовность работать с ними и понимание того, как это делать. Теперь, погружаясь в подобное воспоминание, я спрашиваю себя: “А что сегодня я способен совершить такого, что бы потом так же мучиться раскаянием?”. Поиск ответа на этот вопрос приносит необходимую разрядку для внутреннего напряжения, создаёт динамику, при которой боль трансформируется в развитие. А это выход из тупика.

Я не хочу сказать, что стыд – это вредное или деструктивное чувство. Ни в коем случае. Стыд, по-видимому, необходимая секреция нашего внутреннего нравственного органа – совести. Просто важно понимать, что стыд только запускает механизм раскаяния, является его первым этапом. А для искупления нужна внутренняя работа и созидательная, направленная вовне, деятельность. И тогда исчезновение стыда знаменует завершение цикла, полное раскаяние и прощение, как на эмоциональном, так и на духовном уровне.
Tags: личное, психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments