Eugene (Hanan) Krasnoshtein (3_14pi) wrote,
Eugene (Hanan) Krasnoshtein
3_14pi

общество с особенностями

На днях в detishki_israel появился пост такого содержания:
-----------------------------------------------------
Игрушки с особенностями.
Прочитала в одной из последних ידיעות אחרונות (израильская газета "Последние известия" прим. 3_14pi) о новых игрушках для детей. Игрушки с "особенностями" - например в инвалидном кресле, или игрушка напоминающая дауна лицом, игрушки в тёмных очках и с палочкой. Честно я удивилась. 

 
Мне интересно

Хотели бы вы чтоб ваши дети играли такими игрушками?

Cчитаете выпуск таких игрушек хорошей и правильной идей или наоборот?

Вообще что думаете по этому поводу?
-------------------------------------------------------------------------------

Зацепила и сама эта информация, и то, как одобрительно или нейтрально среагировали на неё в большинстве комментариев.
 Написал там свой комментарий, но хочется остановится на этой теме более подробно


  На мой взгляд, изготовление подобных игрушек это ещё один факт из огромного числа ему подобных, демонстрирующих, как наше общество подменяет содержание формой. Такие игрушки если и могут чему-то научить ребёнка, то только тому, что боль и беда другого человека это норма и не нужно обращать на это особого внимания. Ведь когда ребёнок играет с ними, он не знает, что за всем этим стоит, а просто привыкает к к инвалидности и перестаёт испытывать какие-то особые чувства. Поэтому, встретив в жизни, не испугается, но и не почувствует сострадания. Такие игрушки - это обесценивание человеческого страдания, это инструмент подавления и вытеснения естественных реакций ребёнка, это обман, наконец. Самообман.

  Что испытывает зрелый, ответственный, толерантный человек при виде инвалида? Целую гамму чувств. Там может быть сострадание, желание помочь, восхищение или печаль по поводу того, как человек справляется (или нет) со своими проблемами. И ещё, так или иначе, возникает страх и неприязнь, может быть даже отвращение. И это нормально. Нормально с точки зрения здоровой психики. Так работают её защиты. И когда эти защиты действуют подсознательно, они подталкивают человека дистанцироваться от неприятного зрелища, а иногда даже провоцируют агрессию по отношению к источнику дискомфорта.

  Великое достижение нашего времени с его психологическими и социальными институтами - это возможность целенаправленно работать со своим бессознательным. Такая работа способна сделать нашу жизнь полнее и гармоничнее. Мы можем осознать свои вытесняемые страхи, отвращение и встретиться с ними лицом к лицу. У нас есть инструменты для их преодоления, чтобы, совладав с ними, мы могли за физической ущербностью разглядеть душу человека, её силу и красоту. Благодаря подобному осознанию своих психологических защит, общество смогло значительно изменить отношение к инвалидам, предоставить им те социальные возможности, которых они никогда раньше не имели. Сегодня человек с ограниченными возможностями живёт в условиях, значительно более благоприятствующих построению полноценной жизни и это замечательно.
 
  Замечательно то, что "люди с особенностями" уравнены в социальных и ментальных правах с остальной частью общества, что они получили выбор, которого были ранее лишены. Но возможность выбора ещё не гарантирует результат. Результат достигается долгим и тяжёлым трудом. Я с восхищением и большим уважением отношусь к тем, кто, несмотря на свои ограничения, занимается спортом, танцами, достойно трудится. Эта демонстрация человеческой воли и достоинства вызывает чувства намного более сильные, чем страхи и неприязнь, связанные с физической "ненормальностью". Глядя на успехи таких людей, я испытываю гордость не только за них, но и за всё общество, способствующее тому, чтобы подобное торжество духа стало возможным.

   И точно также  я испытываю горечь, когда происходит обратное, когда под видом помощи общество отмахивается от своих в чём-то ущербных членов. Отмахивается, пытаясь сделать вид, что это обычные люди, только с какими-то абстрактными особенностями, убеждая в этом как самих инвалидов, так и окружающих их людей. Конечно, изменить название намного проще, чем содержание, и намного проще объявить результат уже достигнутым, чем долго и тяжело к нему идти. Вопрос только, что это даёт в конечном итоге? Что даёт эта политкорректная иллюзия, в которой вещи не называются своими именами? Как и любая устойчивая иллюзия, это приводит к внутренним конфликтам, вытеснению естественных реакций, тревоге, разочарованиям и депрессии. По сути, это вариация на тему старой истории о Голом Короле, в которой люди из страха своих собственных чувств предпочитали не замечать очевидное.

   Дети, играя, моделируют реальный мир. Для них куклы и плюшевые игрушки это живые существа, общаясь с которыми они учатся общению с реальными людьми и животными. Если ребёнок действительно любит свою игрушку, то не бросит её, когда она сломается. "Всё равно его не брошу, потому что он хороший", помните? "Он хороший" значит на детском языке "я его люблю". Здесь есть настоящие чувства, интуитивная ответственность, верность, способность к сопереживанию, толерантность, но не навязанная искусственно, а продиктованная любовью. А теперь представим, что мишку изначально продают без лапы? Чему это учит? Что должен испытывать ребёнок по отношению к нему? Однозначно, такую игрушку полюбить труднее, особенно если взрослые дают понять, что её нужно любить и не меньше (если не больше) других.Такая игрушка учит безразличию. 

   Нынешние дети и так обделены присутствием настоящих и глубоких вещей в мире их игр. Количество давно заменило качество. Сейчас уже не встретишь любимой плюшевой игрушки или любимой машинки, которые взрослеющие дети годами бережно хранят в своих комнатах. Изобилие обесценивает предметы и отучает от душевных привязанностей. Появление куклы-дауна ничего не изменит в душе ребёнка. Она займёт место между Барби и каким-нибудь гротескным персонажем японского анимэ. Что это, если не обесценивание человеческой боли и горя, если не спекуляция игровой индустрии на человеческом страдании? С тем же успехом можно начать изготавливать куклы-подобия измождённых и исхудавших узников концлагерей в полосатых одеждах, больных страшными кожными заболеваниями, солдатиков с оторванными конечностями. Какая разница? И почему не приходит в голову изготавливать сломанные машинки или разрушенные домики?

  Прошлый век примечателен тем, что человечество сняло с себя многовековые запреты и табу, раскрыло и высвободило энергии, о существовании которых раньше боялось даже признаться. Сексуальная раскрепощённость стала нормой и даже достоинством. Мы научились гораздо лучше чувствовать свои желания, признаваться в них и не стыдиться этого. И всё-таки нам по-прежнему страшно и сложно прислушиваться к своему сердцу, жить и поступать так, как оно велит нам. На смену ханжества старой морали пуританизма пришло ханжество новейшего времени - политкорректность. Да форма и лозунги её изменились с точностью до наоборот, но не изменилась суть. Мы вновь пытаемся сбегать от своих настоящих чувств и эмоций, снова создаём идолы ложных ценностей, снова боимся называть вещи своими именами. История сделала очередной виток спирали. Так пусть хоть наши дети, устав до отвращения от царящей вокруг фальши, сумеют начать отсчёт следующей эпохи.
Tags: общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments