Eugene (Hanan) Krasnoshtein (3_14pi) wrote,
Eugene (Hanan) Krasnoshtein
3_14pi

Об именах

Недавно в частной переписке я обсуждал тему имён. Ниже фрагменты, которые показались мне интересными.

Письмо с вопросами
Женя, а почему ты Ханан? Ты сам выбрал это имя? Чем и кем обусловлен выбор? Знаешь, я много думала о значении имен и их роли в судьбе человека. Я считаю, связь между ними есть и достаточно тесная. Во-первых, я вообще верю в слово. В его реальную силу. В способность творить и изменять мир. А имя еще и не просто слово. А даже я бы сказала, слово-тайна. Мне всегда были интересна этимология имен, какие люди носили такое имя. Правда, я не анализировала, было ли в их судьбах нечто общее, объединяющее и связывающее их воедино. Как ты относишься к имени? Веришь ли в то, что имя влияет на то, как сложится наша жизнь?

Ответ:

Не сложно догадаться, что для меня как в некотором роде поэта слова значат очнеь много. Я сам учусь наполнять их энергией, сжимая до предела смыслы и эмоции в минимальноим количестве текста. Имя - это серьёзно. Каждое слово обладает своей энергетикой, своим характером. Правда, обычно сила отдельного слова невелика. В контексте оно теряется, почти как капля в море. С именем другая история. Оно взаимодействует с человеком всю жизнь, уподобляясь уже той капле, что камень точит. Поэтому его энергетика так важна.

Я, как и в большинстве вещей, с именами полагаюсь на свою интуицию. Мне не нужны никакие особые толкования. Я просто слышу имя, его внутреннюю энергетику, посыл и могу сказать, совпадает ли оно с характером или нет. Поэтому, например, я не давал имена своим детям, пока они не родились. Мне, точнее нам с Инной, не хотелось навязывать им нечто, а хотелось, чтобы имя подходило, резонировало именно с этим маленьким человечком, а не с тем образом, который мы рисовали себе в фантазии.
По поводу Ханана история проста. В Москве, незадолго перед отъездом, я стал ходить на курсы иврита, которые вёл один русскоговорящий израильтянин. Он всем давал ивритские имена. Исходил он из двух принципов: фонетического и смыслового. Так Лев превращался в Арье, а Елена в Алону. С евгениями, а нас было двое, было сложнее. Ни тот, ни другой принцип не срабатывали. Тогда первому было дано имя Йона, а мне Йоханан, опираясь на это дохленькое созвучие первых букв. Так меня и звали в группе.

В Израиль я ехал за новой идеей и сбегая от идеологических разочарований перестройки. Я чувствовал себя обманутым в своей детской вере в пионеров, комсомольцев и светлое социалистическое будущее. Мне хотелось начать всё заново и смена имени казалась вполне логичным поступком. Выяснилось, что есть ещё имя Ханан. В начале я думал, что это уменьшительное от Йоханан. Но потом оказалось, что оно существует само по себе и мне оно понравилось больше. Я остановился на нём, ещё не зная смысла. А потом оказалось, что смысл вполне мне подходит и даже как-то пересекается с Евгением. Ханан - благий, милосердый, милостивый, Евгений - благородный. По смыслу Ханан мне нравится больше, но и первым именем своим дорожу. хотелось бы соединить оба содержания, как в Осеннем эссе.

Первое время я почти полностью перешёл на новое имя, но со временем почувствовал, что первого имени мне не хватает. Я даже пожалел тогда, что в теудат зеуте (аналог паспорта) не записал оба имени, а только новое. Теперь для коренных израильтян я, естественно, Ханан и только Ханан. Но людям, говорящим по русски, я называю оба имени, предоставляя им самим выбирать, как ко мне обращаться. Как-то так получается, что те, кто ближе мне по духу, по жизненным ценностям, с кем мне интуитивно комфортнее, называют меня Евгением. Видимо, это говорит о том, что это люди, слишком глубоко впитавшие русскую культуру и привязанные к ней, чтобы использовать чисто ивритское имя.

 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments