Eugene (Hanan) Krasnoshtein (3_14pi) wrote,
Eugene (Hanan) Krasnoshtein
3_14pi

Очевидность. Понять и изменить.

Итак, в первой части статьи мы определились с понятием очевидности. Теперь попробуем разобраться нужна ли она нам, как преодолевать её различия и исправлять связанные с ней проблемы.
 

По сути своей очевидность является абсолютизацией одностороннего или неполного опыта. Если из двух принципиально возможных вариантов, человек на практике всегда сталкивается только с одним, то, не подозревая об альтернативе, он возводит его в статус единственно возможного. При всей опасности ошибки, в таком подходе есть и рациональное зерно. Очевидность создаёт ощущение определённости и помогает сделать однозначный выбор, который необходим во время активной деятельности. Не будь очевидностей, мы постоянно уподоблялись бы буриданову ослу, который умирает от голода между двумя пучками сена. Поскольку определённость необходима человеку, то при дефиците достоверной практики он сам конструирует очевидность из обрывков эмпирических знаний и, полученных в процессе воспитания, установок. Поэтому на самых ранних этапах развития, очевидность ребёнка, не имеющего достаточного собственного опыта, создаётся из поведения родителей, взаимоотношений с близкими, порядком и правилами, установленными в семье. И здесь большое значение имеет уклад, выверенный десятками и сотнями поколений для данной культуры, местности, социального слоя. Такая очевидность не только полезна, но и необходима человеку. Многочисленные психологические исследования показывают, что ребёнок нуждается в определённости, в наличии однозначных правил и шкалы ценностей. В противном случае он оказывается в мире без ориентиров и точек опоры, в котором всё по большому счёту имеет один и тот же смысл, т.е. не имеет смысла вовсе. Об этом явлении уже упоминалось в статье "Риталиновая болезнь".
 
С другой стороны всё хорошо в меру. Если уклад превращается в самодовлеющую догму, а прививаемые установки слишком категоричны, то формируемая таким образом очевидность в большей степени будет ограничивать человека, чем помогать делать правильный выбор. Хотя, если говорить о возможных проблемах, связанных с неадекватными очевидностями, то слишком жёсткий и устаревший уклад приносит куда меньше вреда, чем его отсутствие. Любой уклад представляет из себя внутренне гармоничную и самодостаточную систему. И даже если он уже не соответствует в полной мере окружающей действительности, он по-прежнему обеспечивает определённый уровень стабильности и функциональности. Он похож на старую модель автомобиля, который не так быстро ездит и не так удобен, но всё ещё способен доставить пассажиров в пункт назначения. Но в отсутствие уклада, особенно при наличии широких возможностей, далеко не всегда порождают нечто лучшее. В этой ситуации ответственность за результат ложится на плечи родителей и все их индивидуальные проблемы, не сдерживаемые общественными нормами, копируются в неадекватной очевидности детей. В этом случае, продолжая аналогию с автомобилем мы получаем агрегат, в котором колёса имеют суперсовременную резину, но разный диаметр, мощный мотор и никуда не годную трансмиссию и напичканную электроникой, но совершенно бестолковую панель управления. Всё это может называется крутой тачкой,  но передвигаться по дорогам жизни будет с трудом.

В идеале, воспитание должно с одной стороны привить ребёнку некий базовый набор очевидностей в виде шкалы ценностей и морали, с другой, научить его быть чутким и открытым новым знаниям и быть способным сомневаться в полученных установках, если жизнь не подтверждает их. При этом в процессе взросления на смену очевидностям должны приходить жизненный опыт и знание возможных альтернатив.
Но так происходит далеко не всегда. Многие, встречая поведение, не укладывающееся в их интуитивные представления, предпочитают отмахнуться от него или даже осудить, но не вникать в суть мотивов, движущих другим человеком.
Легко понять, когда это происходит с молодыми в пору их юношеского максимализма, но если также ведут себя и их родители, то это значит, что жизненные уроки их мало чему научили.
Чтобы понять другого человека с очевидностью, отличной от твоей, нужно, во-первых, хотеть и быть способным почувствовать его, во-вторых, иметь широкий опыт и знание альтернатив и последнее, уметь абстрагироваться от собственных очевидностей. Ведь по-настоящему понять кого-то это больше, чем просто поставить себя на его место, это означает почти буквально стать им на некоторое время и посмотреть на мир его глазами. Это одно из самых ценных качеств, которым должен обладать хороший психолог. Без него психотерапия превращается в подгонку психики клиента в прокрустово ложе техник и психологических теорий и очевидностей самого психотерапевта. Без него исчезает точность и эффективность индивидуального подхода. Кроме того, психолог должен обладать развитым и устойчивым мировоззрением, которое может послужить обоим нитью Ариадны при погружении в лабиринты чужой души.

Итак, для меня психотерапия начинается с “погружения” в пациента с целью обнаружения неадекватных паттернов. Как ни странно, мне иногда легче сделать это по фотографии, чем при личной встрече. Беседа – слишком динамичный процесс и не оставляет достаточно времени для анализа, а фотография более пассивна и при надлежащем опыте впускает в своё пространство.  В идеале удаётся нащупать самую глубокую и главную проблематичную очевидность, от которой “наследуются” все остальные проблемы, а в процессе бесед составить историю её формирования.
До этом этапе пациент в большей степени учится открываться и заглядывать в себя, учится доверять терапевту и говорить о том, что болит. Теперь наступает время совместной работы. Во-первых, нужно “подключить голову“, чтобы использовать рациональное мышление в качестве внутреннего наблюдателя за происходящим в ментальном пространстве. Для этого необходимо объяснить человеку в общих чертах всё то, что было сказано выше и многое другое, а затем описать его проблематичную очевидность. На этом этапе человек ещё не в состоянии ощутить, что имеется в виду, но он может теоретически понять и запомнить то, на что нужно обращать внимание, выделить в своей жизни “типичный сценарий” или грабли, на которые он невольно раз за разом наступает. Пусть он ещё не может их разглядеть до поступка, но зато, наступив на них в очередной раз, он сможет сказать себе: “теперь я знаю, что это было”. Если это получается, то означает первый существенный результат совместной работы. На это обычно уходит несколько встреч.
Следующий этап самый важный и самый болезненный. Он состоит в знакомстве с альтернативой. Знакомстве уже не ментальном, а на уровне ощущения. Человек должен открыть в своей душе потайную дверцу, запертую страхом крепче любых замков. За ней находится альтернативное состояние, то, которое даёт ощущение настоящей внутренней гармонии и покоя, и которое он не мог найти всю жизнь. Это очень драматический момент, обычно сопровождаемый большим выбросом эмоций, слезами. Это момент истины или прозрения, который длится совсем недолго, но оставляет необратимый след в душе. Чтобы прийти к нему, требуется множество усилий с обеих сторон. Обычно я использую для этого особые состояния сознания, вводя пациента в транс и работая какое-то время с его энергетикой, а затем мы вместе пытаемся в воображении зайти в типичную ситуацию и ощутить в ней альтернативное состояние.
Теперь, когда человек узнаёт о существовании альтернативы, ему нужно научиться пользоваться ей. Это задача на многие годы. То, что в детстве усваивается с лёгкостью в зрелом возрасте занимает много времени и сил. Приходится как бы заново учиться ходить. Здесь терапевт может помочь только в самом начале, когда пациент делает первые шаги.
Как сложится дальше его жизнь зависит от него самого, но обычно в первые же месяцы в ней происходят драматические изменения. Часть из них инициированы самим человеком, но как только он начинает действовать учитывая открытую им альтернативу, то окружающий мир как будто становится благосклоннее к нему и помогает во всех начинаниях. Происходят “случайные” но долгожданные встречи, то, что раньше никак не давалось, вдруг начинает получаться почти само собой. Люди разводятся и/или встречаются с со своими половинками, меняют работу, меняют взаимоотношения внутри семьи. Но делают всё это не специально, не от головы, а интуитивно, следуя своей новой очевидности. Обычно первый этап освоения этого нового пространства длится несколько месяцев. Иногда после или во время этого периода пациент возвращается на несколько сеансов, чтобы лучше понять, что с ним происходит, скорректировать новые навыки. Но затем для него начинаются обычные дни, будни альтернативной жизни. Эйфория первых успехов проходит, её сменяет понимание, что с новыми возможностями приходят и новые желания и новые проблемы, что жить не стало проще, но сложность её приносит уже меньше боли и больше радости и удовлетворения.

Tags: психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments