Eugene (Hanan) Krasnoshtein (3_14pi) wrote,
Eugene (Hanan) Krasnoshtein
3_14pi

Смысл жизни. (эссе в двух частях)

Три ответа.
 
Вопрос о смысле жизни является одним из центральных для любой мировоззренческой системы. Ответив на него, мы обретаем опору в рассуждениях на другие жизненно важные темы, такие как: шкала ценностей; что есть "хорошо" и что "плохо"; что важно, а что второстепенно. И пусть все они принадлежат к разряду "вечных", не имеющих окончательных решений, человечество уже не одно тысячелетие ищет свои самые правильные ответы на них. За это время было предложено такое множество вариантов, что кажется невозможным сказать что-то новое. Тем не менее, автор имеет свою точку зрения, которая не сводится ни к одной из известных ему, хотя согласуется со многими.
Но прежде, чем говорить об этом, давайте попробуем понять и систематизировать уже существующие мнения. Их можно разделить на три группы, отличающиеся отношением к таким категориям, как абсолютная истина, личная свобода, вера и знание.
    Первую группу отличает догматизм. Сюда относятся те философские и религиозные системы, которые если и не претендуют на точное знание Истины, то по крайней мере уверены, где конкретно её следует искать. Они отождествляют её либо с Богом, либо со "светлым будущим", либо с любой другой основополагающей идеей. В виду абсолютизации своих представлений, сторонники догматических систем доказывают их по принципу: "это так, потому что по другому быть не может". Смысл человеческой жизни в них всегда уходит за её рамки и делается недостижимым на практике. Он превращается в светлую мечту или спасительную надежду, сводится к стремлению к некой главной цели, будь то рай, спасение бессмертной души или коммунизм. Но, поскольку эта цель ещё никогда и никем не была с очевидностью достигнута, последователям остаётся лишь верить, что всё будет так, как им обещают, если "правильно" себя вести. Если же факты не подтверждают теории, то тем хуже для фактов.
 Вторая группа является противоположностью первой и основывается на эгоцентрических взглядах. Её представители отрицают существование у жизни конечного, всеобъемлющего смысла, "главное не результат, а участие" как бы говорят они. Среди сторонников такого взгляда и известные философы, и государственные деятели. К ним можно отнести, например, Эпикура с его этикой наслаждений, Макиавелли и его имморализм, Людовика XV ("после нас хоть потоп"). С начала эпохи Просвещения, вслед за достижениями научной и технической мысли, у подобного взгляда появляется всё больше приверженцев. В 19-ом веке Ницше создаёт философию, отрицающую у жизни какой-либо смысл, а в 20-ом Сартр и его подвижники доказывают, что смысл жизни лишь в процессе существования как таковом.
В той же мере, в какой следование догме нуждается в вере, эгоцентрическая философия требует отрицания объективности и всеобщих законов. Понятие реальности здесь вторично по отношению к внутреннему миру индивида, что позволяет считать истинным всё, что исходит от него. Так отрицается существование универсальной шкалы хорошо и плохо. Быть самим собой кем бы вы ни были - вот главный постулат этой философии. Добро здесь тождественно самопроявлению, а зло – любому ограничению его.
Подобный подход получил особенное развитие в обществе потребления, где желания клиента обретают силу закона. В последние годы он приобрёл ещё и эзотерический оттенок. В книгах многих авторов можно встретить мысль о том, что главное, что должен делать человек, это следовать внутреннему зову и ни в коем случае не испытывать чувства вины.
   И, наконец, третья группа, занимающая промежуточную позицию между первыми двумя. К ней принадлежат те, для кого не существует догматических истин, кто не абсолютизирует значение индивида, а отталкивается в первую очередь от практики, здравого смысла и соображений этики и морали. Среди них известные философы и психологи, такие как: Лао Дзы, Конфуций, Аристотель, Юм, Кант, Юнг, Маслоу, Франкл и многие другие. Не смотря на то, что большинство этих мыслителей верили в Бога или некие высшие силы, в основе их рассуждений лежат факты и познаваемые категории. Их методология с одной стороны стремится к научной объективности, с другой не вырождается в чистый прагматизм. Смысл жизни определяется ими как самореализация или самоактуализация, а иногда и как непрерывный поиск смысла.
Может показаться, что нет принципиальной разницы между желанием быть самим собой представителей второй группы и стремлением к самореализации третьей. Однако, две эти позиции имеют качественное отличие. Для экзистенциального подхода и точкой отсчёта, и системой координат является сам человек, его личная картина мира, поэтому высшей ценностью считается свобода самопроявления. Самореализация же подразумевает, что существование может быть “плохим” и “неправильным” т.к. критерий оценки ищет во внешних, трансцендентных по отношению к личности ценностях, таких как красота, безусловная любовь, следование моральному кодексу. При этом, подобно научным теориям и гипотезам, здесь нет места окончательным ответам и законам. Мировоззрение должно развиваться вместе с развитием человечества, но не отрицая уже накопленный опыт, а отталкиваясь от него и расширяя границы применения.
 
Спорить о том, какой из трёх подходов самый правильный, бесполезно. Я полагаю, что каждый человек выбирает то, что ему ближе и выбор этот обусловлен множеством субъективных и объективных факторов. Здесь сказывается и влияние воспитания, и индивидуальные черты. Но мы можем анализировать, как отношение к смыслу жизни определяет её образ и к каким результатам ведёт. Можно также представить свой выбор и обосновать его (что будет сделано во второй части статьи). 
Предложенная классификация не охватывает всей сложности вопроса. Существуют учения, которые трудно с однозначностью поместить в какую-либо из предложенных категорий. В первую очередь это относится к религиям востока. Так, например, в дзен-буддизме можно обнаружить все три тенденции и мне было бы трудно сказать, какая из них преобладает.
Каждый из описанных взглядов существует уже не одну тысячу лет, доказывая тем самым своё право на жизнь. С уверенностью можно сказать только то, что доведённый до крайности любой из них становится проблемой, принося больше бед, чем пользы. Одним из признаков крайности можно считать неспособность принять альтернативную точку зрения в ком-то другом.
Так первая группа неоднократно в истории приводила к ситуации: кто не с нами, тот против нас, будь то инквизиция или крестовые походы, джихад, коммунизм или фашизм. Взгляды второй группы, доведённые до крайности, приводят к паразитическому образу жизни и разрушают единство наций и культур. Это то, что способствовало падению Римской империи, и то, что приводит к деградации современной западной цивилизации. Когда же третья группа впадает в крайность, то возникает механистический подход к миру, пытающий свести всю его сложность к подобию часового механизма.
Главная беда крайностей в том, что они порождают и усиливают друг друга. Любой перегиб чреват ответной чрезмерностью. Сегодняшний мир является прекрасным наглядным пособием для этого тезиса. Мне видится, что задача любого мыслящего человека сегодня состоит в том, чтобы понять, что происходит, и найти в себе силы определить собственную небезразличную позицию. Такая позиция необходима, чтобы вести конструктивный диалог с теми, кто думает иначе, а если понадобится, то и отстаивать свои убеждения с помощью силы. 
Tags: философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments