Eugene (Hanan) Krasnoshtein (3_14pi) wrote,
Eugene (Hanan) Krasnoshtein
3_14pi

Абсолютность, истинность, объективность.

(ответ на вопросы).
Современное научное знание строится преимущественно на Ньютоно-картезианской научной парадигме. Её основы были заложены выдающимися философами и учёными семнадцатого века Декартом и Ньютоном (латинизированное имя Декарта - Renatus Cartesius дало название системе). Первый подготовил для неё философскую базу, второй закрепил открытием строгих законов меxаники, описывающих движение любого тела от песчинок до звёзд. И хотя физики ещё в начале 20 века показали, что законы Ньютона не столь всеобъемлющи, сама парaдигма остаётся господствующей в науке и по сей день.
Один из факторов, определивший жизнеспособность философии Декарта в том, что она отталкивается от одного простого и интуитивно очень понятного принципа: cogito, ergo sum (я мыслю, значит я существую). Вот цитата из его «Рассуждений»:
«В то время как я готов мыслить, что все ложно, необходимо чтобы я, который это мыслит, был чем-нибудь; заметив, что истина "я мыслю, следовательно, я существую" столь прочна и столь достоверна, что самые причудливые предположения скептиков неспособны ее поколебать, я рассудил, что могу без опасения принять ее за первый искомый мною принцип философии».
Позитивным в кортезианской системе явился её скептицизм, возведённый в научный принцип и метод. «Никакое предположение не может считаться верным, пока оно не будет доказано» гласит он. Но при этом Декарт считал, что мир базируется на нескольких основных или «первых» законах, зная которые можно описать все видимые явления. Найдя один принцип, который можно назвать абсолютным, логично предположить, что существуют ещё несколько таких же базовых законов.
Но если само утверждение cogito, ergo sum до сих пор никем не было опровергнуто, то другие «первоначальные законы» всё ещё не открыты и всё больше учёных склонны считать это принципиально невозможным.
Если вдуматься, что постулирует «первый принцип» Декарта? Только существованиe субъекта познания. Но отсюда совсем не следует, что познанию доступны абсолютные истины, даже если бы они существовали объективно. Декарт считал, что Вселенная подобна механическим часам, и нужно только разобрать и рассмотреть её шестерёнки, чтобы понять «как она работает». Но при этом характерно, что абсолютно точных часов не существует. Так что более корретным было бы сравнение не с идеальными часами, а с реальными, которые всегда немного врут. Поэтому второй «базовый принцип», который так и не был сформулирован главным скептиком Нового времени, должен звучать так: никакое знание не может быть абсолютым.
Это утверждение содержит внутренний парадокс. Если НИКАКОЕ знание не может быть абсолютным, т.е. верным всегда и везде, то и само утверждение не может быть абсолютно верным, соответственно, оно допускает свою инверсию: любое знание абсолютно верно. Но если любое знание верно, то как же быть с первоначальным утверждением. Этот парадокс один из «вечных», подобных теологическому парадоксу о всемогуществе Бога и наличия у человека свободы воли. Решением такого парадокса является неопределённость, подобно математической неопределённости результата деления на ноль. Ей можно дать имя, например «бесконечность», но познать её невозможно.
Вообще, невозможность абсолютного познания следует из самого значения этого слова. Познание предполагает наличие субъекта и объекта. Это процесс, при котором субьект в своём сознании создаёт отражение объекта. Но отражение не может быть тождественно оригиналу. Таким образом знание не может быть абсолютным. Именно поэтому философская позиция Декарта и осбенно его голландских учеников тяготеет к дуализму и субъективному идеализму. В субъективном иделаизме объект не существует, как таковой. Существует лишь субъект, а весь окружающий мир лишь плод его фантазии. Но тогда любое знание становится абсолютным, так как нет объективной реальности, которая могла бы его скорректировать. В дуализме знание, как и любой продукт мышления, образует мир, который не связан напрямую с объективной реальностью. Если не напрямую, то как? Этот вопрос так и не нашёл удовлетворительного решения, хотя несколько вариантов и было разработано философами (мы не будем здесь углубляться в их рассмотрение).
Будучи внутри уверенным в возможности абсолютно точного знания, Декарт отвергает чувственную сферу, как иструмент познания. Он считает, что раз чувства всегда могут обмануть его, то только «чистые» логические построения и математика могут содержать истину. Но научное знание предполагает проверку теорий опытом, а опыт может быть воспринят только посредством органов чувств. Значит органы чувств, не являясь абсолютно точным инструментом, всё же участвуют в познании. Поэтому одним из вариантов второго принципа могло бы стать утверждение: «я чувствую - следовательно существую».
Ни субъективный идеализм, ни дуализм не соответствуют духу науки. Наука – это область коллективного сознания, которая базируется на практике и крепко стоит на земле. Она не занимается абстрактными умопостроениями, которые принципиально не могут быть изучены, подобно субъективному идеализму. Поэтому унаследовав из философии Декарта идею о том, что мир нужно разобрать на «винитики», дабы постичь его до конца, она следует ему, пока это возможно. Но всё больше и больше учёных в самых разных областях знания говорят о том, что этот путь исчерпан, что необходима смена парадигмы, что только изучения явлений в их взаимосвязи с другими может расширить наше знание о вселенной.
Приведённый выше «второй принцип», говорит о невозможности абсолютного знания. Это значит, что мы не должны забывать, что наше знание всегда условно. Оно справедливо лишь в определённых рамках, при определённых условиях. Мы не можем знать какова реальность «на самом деле», не можем точно предсказывать события. Язык честного исследователя, это язык вероятностей и тенденций, а не абсолютных законов и догм. Разговор об истинности того или иного утверждения требует описания границ, в пределах которых оно выполнимо. Мы должны помнить, что «бесконечность» это на самом деле «очень большое число», а «ноль» – «очень маленькое», что «всегда и везде» – это лишь «всё, что мы встречали или слышали от кого-то», а «никогда и нигде» означает, что «это нам до сих пор не встречалось или не соответствует нашим представлениям». Когда мы говорим «правильно», то подразумеваем «наиболее правильно в данном контексте», когда «истинно» - «наилучшим способом соответствует определённым представлениям», «объективно» - «наилучшим образом соотносится с реальностью».
Второй принцип не означает анархии и хаоса, он лишь утверждает, что ни одна система не может быть абсолютной и вечной. Сколь много мы бы не знали о мире в нём всегда останется неопределённость, которая при ближайшем рассмотрении является миром ещё бОльшим, чем уже известный и так до никому неведомой бесконечности.
Tags: философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments