Eugene (Hanan) Krasnoshtein (3_14pi) wrote,
Eugene (Hanan) Krasnoshtein
3_14pi

Мысли о размежевании.

Я человек глубоко аполитичный. Обычно почти не слежу за тем, что происходит в стране. Но события последних дней слишком важны, чтобы не обращать на них внимания и не пытаться составить собственного мнения о них.
Думаю, никто сегодня не в состоянии предсказать, чем обернётся для нас этот шаг в ближайшем и отдалённом будущем. Ясно только одно, то что происходит в течении последней недели – это критическая точка истории, точка перегиба. Всё, что я могу – это лишь анализировать происходящее сегодня. Уже накопилось достаточно материала, чтобы сделать каке-то выводы. Наблюдая за процессом противостояния между правительством и поселенцами, я никак не могу отделаться от ощущения неискренности, надуманности поведения последних. Слишком много в нём экзальтации и несоответствий, как в плохом спектакле. Я, как любой нормальный человек, сочувствую людям выселяемым из собственных домов в неизвестность, могу в меру своих сил представить их смятение и горе. Но мешает то, что в их поведении зачастую не ощущается тех самых понятных и простых человеческих чувств, которые невольно сопереживаешь. Зато очень много другого, эпатажного, нарочито показного, агрессивного. Иногда это напоминает поведение капризного ребёнка, с которым строго обошлись. Люди не готовы принять действительность и сбегают от неё в иллюзию сопротивления и собственной стойкости. Но по-настоящему сильны те, кто выехал самостоятельно и до 15-го числа. Истинное горе молчаливо...
Мне думается, что очень многие это видят и понимают.
Есть ещё один момент, который бросается в глаза и вызывает желание высказаться. Как говорилось выше, мы не знаем, правильное ли решение принял Шарон или нет. Более того, вполне возможно мы так этого и не узнаем. Например, споры о целесообразности возвращения Синая идут до сих пор. Но то, что для меня очевидно, что Шарона никак не заподозришь в поиске коньюктуры. Врядли он мог совершить более непопулярный поступок. Его ругают со всех сторон, и противники, и сторонники размежевания, и левые и правые. Тем не менее, он сумел довести начатое до конца, сумел быть последовательным и однозначным. Именно в этом я вижу истинную силу духа и, если хотите, патриотизм. Я глубоко убеждён, что это решение далось ему очень нелегко, что примая его, он думал не о себе, а будущем Израиля. Даже если он ошибся, во мне вызывает уважение человек умеющий принимать решения и брать отвественность на себя. Не уважать это может, на мой взгляд, только тот, кто сам не умеет это делать. Тем более поразительно, что мне ни разу не встретилось во всём потоке анализов и душераздирающих репортажей ни одного доброго или сочувственного слова в пользу Шарона. Сегодня это не модно, и наши СМИ никогда не позволят себе идти вразрез с модой. А мне хочется выразить своё уважение этому неординарному и неоднозначному человеку. На ум приходят слова Бродского, обращённые к Жукову, «Маршал! Поглотит алчная Лета эти слова и твои прахоря. Всё же прими их – жалкая лепта родину спасшему, вслух говоря»
Tags: Израиль, общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments