Eugene (Hanan) Krasnoshtein (3_14pi) wrote,
Eugene (Hanan) Krasnoshtein
3_14pi

Бессоница

Ночная тревога

Я не знаю, что со мной случилось
Вдруг тревогой пOдняло в ружьё
То, что может быть во мне хранилось
Иль, быть может, даже не моё?

В чёрном тюле сладкой полудрёмы
Я летел в ночные города,
Покидая спуски и подъёмы
Замерших груди и живота.

Но пройдя не боле пол-дороги,
Bдруг оcтанoвилcя не дыша:
То ли говорят со мною боги,
То ли говорит моя душа.

И уже который час не спится,
Сердцe не замедлить, не унять.
Явь ли это или только снится?
Ни забыть, ни вспомнить, ни понять...


* * *

Я думаю, что значит вера в Бога?
Которая совсем не ради слога,
Не ради забубённого словца.
Не та, чтобы небесная подмога
Пришла, как будто щука на живца.
И много ли таких ещё на свете,
Которые способны, словно дети,
Любить и верить в Бога и Творца?

Мы так привыкли делать и не думать,
Считать награды прежде, чем начать,
Загадывать желанья, чтобы дунуть
По в торт с надеждой воткнутым свечам.

Нас стали завоёвывать улыбки
В заборах керамических зубов,
И мы, как виноградные улитки,
Едва ползём под тяжестью домов.

Мы с Богом упоительно играем
В придуманную нами же игру,
Поэтому всё время побеждаем,
Всё глубже погружаясь в пустоту.

* * *

Вдруг я ощутил, что быть поэтом,
Словно быть хронически больным.
Нет лекарстрва лечащего это,
Оставляя вместе с тем живым.

Грудь не разорвётся, как тельняшка,
Сколько пятернёй её не рви.
Если угораздило, бедняжка,
То или пиши, или умри.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments